Finance & Business

Dec 5 2021

Первый день штурмана отряда

Первый день штурмана отряда

Первый день штурмана отряда

Введение

Чтобы вы лучше поняли этот рассказик, предварительно я вам кое-что расскажу о моем вредном, так называемом, принципиальном характере.

Когда я пришел в полк молодым лейтенантом, меня запланировали в первый полет в экипаж командира отряда, чтобы его штурман, штурман отряда, мог проверить мои умения в выполнении полета по маршруту и тактического пуска крылатой ракеты. Так как я научился летать на Ту-16 на стажировке в боевом полку, то полет по маршруту не вызвал у меня никаких проблем, и замечаний от штурмана отряда я не получил.

На следующий день штурман отряда записал мне в «Летную книжку» контроль моей летной подготовки по результатам совместного полета и выставил оценки: самолетовождение – «хорошо», тактический пуск крылатой ракеты (ТП КР) – «хорошо», разрешил мне выполнение самостоятельных полетов в районе аэродрома и по маршруту, а также боевое применение КР в составе экипажа. Обычное дело.

И вот теперь про мою «вредность».

Эта «вредность» мешала не только окружающим, но и мне самому в первую очередь. Мне не понравилась оценка за ТП КР, я ошибок за собой не заметил, поэтому спросил у штурмана отряда:

– А почему за ТП КР – «хорошо», какие ошибки?

Штурман отряда, «лесник», капитан, парторг эскадрильи, мечтающий стать замполитом, получить майора и продлить срок службы еще на пять лет, очень удивился тому, что молодой второй штурман отвлекает его от великих дел, и пренебрежительно ответил:

– Да были некоторые шероховатости…

Действия оператора при выполнении ТП КР оцениваются не столько личным присутствием в самолете, сколько по средствам объективного контроля (СОК), посредством которых на ленте самописца отображались все действия оператора: время облучения цели, устойчивость захвата цели и ответчика, дальность отцепки и еще около десятка параметров.

Расшифровка этой ленты была весьма трудоемким занятием, требовала специальных знаний и умений, которыми обладал только руководящий штурманский состав. А теперь в нашей эскадрилье такими знаниями и умениями обладали еще и два лейтенанта – я и мой брат. На стажировке мы не только водку пили и кидались пустыми бутылками в замполита, но и очень глубоко изучили свою работу, от скуки прихватив и часть обязанностей штурмана отряда.

Короче, я очень сильно удивил своего штурмана отряда, когда, взяв пленку СОК и увидев, что её никто и не расшифровывал, а оценка выставлена мне «на военно-морской выпуклый глаз», пленку быстро расшифровал, выставил себе оценку «отлично» и попросил его подписать.

На выкрики окружающих меня будущих боевых товарищей: «Ты что, лейтенант, своего штурмана отряда, капитана, проверяешь?», – вышел из штаба штурман эскадрильи, вник в ситуацию, очень удивился, перепроверил мою расшифровку и утвердил оценку за ТП КР – «отлично».

После всей этой возни сослуживцы так оценили мой поступок:

– Сильно умный?

– Пятерки любишь?

– Не с того службу начинаешь…

– Ну ты даешь, лейтенант!

Когда стихли эти возгласы, и народ успокоился, штурман отряда оценивающе на меня посмотрел и выразился предельно кратко:

– Ну-ну…

Больше он со мной никогда не летал.

Я вам рассказал этот случай из моей лейтенантской жизни для того, чтобы вы правильно поняли написанное ниже, ведь я же не виноват, что такой характер мне достался от моего отца.

Я уже давно смирился с этим характером, и мы прекрасно мирно сосуществуем.

Назначение

Подробностей назначения штурманом отряда я не помню.

Это говорит о том, что был назначен без всякой конкурентной борьбы, рабочим порядком – куда-то делся бывший штурман отряда, и командование посчитало, что я лучше других подхожу на эту должность.

Во всяком случае, я никаких действий для этого не предпринимал и предварительных бесед со мной никто не проводил. Просто пришел на службу, а комэска вывел из строя и представил: «Старший лейтенант Б. назначен штурманом отряда в экипаж майора Я.».

На этом торжественная часть закончилась и началась предварительная подготовка к полетам.

А вот эта предварительная подготовка к полетам мне очень запомнилась, и именно о ней я вам сейчас расскажу. Тут будет все – интриги, принципиальность, недовольство моим назначением, мой противный характер, умение приобретать личных врагов…

Но начнем по порядку.

В нашем отряде было три экипажа – экипаж командира отряда и два рядовых экипажа, то есть мне достались два штурмана корабля и три вторых штурмана. Еще были два командира корабля и три правака. И за штурманскую подготовку тех, кого я перечислил, я теперь отвечал и еще многое был обязан делать.

Но и кое-какие права у меня тоже имелись.

Вот выписка из руководящих документов:

Штурман авиационного звена (отряда) обязан:

проводить штурманскую подготовку авиационного звена (отряда), обучать применению ПНК (ПНО), систем авиационного вооружения и специального оборудования;

знать и совершенствовать уровень его штурманской подготовки;

готовить экипажи авиационного звена (отряда) к полету в штурманском отношении, добиваться четкости усвоения порядка (последовательности) и методики выполнения задания на полет по навигации и боевому применению;

оказывать помощь экипажам в подготовке бортовой документации, разработке штурманского плана полета, выполнении инженерно-штурманского расчета и уяснении мер по обеспечению безопасности полета в штурманском отношении;

учить экипажи навигации и боевому применению, лично проводить с ними штурманские тренажи, а также розыгрыш полета;
проводить контроль готовности экипажей к полету в штурманском отношении;

контролировать полноту и правильность заполнения полетной документации и летных книжек;

уметь оценивать навигационную и тактическую обстановку на земле и в полете;

уметь дешифрировать данные СОК и по ним оценивать качество выполнения полетных заданий экипажами по навигации и боевому применению;

докладывать командиру авиационного звена (отряда) и штурману авиационной эскадрильи результаты выполнения полетных заданий, выявленные недостатки; готовить им данные для разбора полетов;

знать наличие и состояние у летного состава штурманского снаряжения, полетных карт, необходимых справочных данных, специальных бланков, таблиц и литературы (пособий), принимать меры по своевременному устранению выявленных недостатков;

контролировать точность хода бортовых и наручных часов летного состава звена (отряда);

контролировать и знать состояние ПНК (ПНО) на ВС авиационного звена (отряда), систем авиационного вооружения, СОК, принимать меры по своевременному устранению выявленных неисправностей;

совместно со специалистами ИАС выполнять девиационные, радиодевиационные и юстировочные работы на ВС авиационного звена (отряда);

систематически работать над повышением своей профессиональной и методической подготовки, знать эксплуатируемое воздушное судно (АК), а также вероятного противника, его тактику и боевую технику, систему противовоздушной обороны и способы ее преодоления;

лично выполнять полеты.

Штурман авиационного звена (отряда) имеет право:

давать указания личному составу авиационного звена (отряда) по вопросам штурманской подготовки летного состава и контролировать их исполнение;

отстранять от полетов экипажи авиационного звена (отряда) при их неудовлетворительной штурманской подготовке к полету или при нарушении мер безопасности полета в штурманском отношении с последующим докладом командиру авиационного звена (отряда).

Предварительная подготовка к полетам

На постановке задачи на полеты я узнал, что все наши экипажи будут летать в районе аэродрома, какой-то особой подготовки не требуется, и у меня есть возможность заняться тем, что проверяют в первую очередь – оформлением документации.

Настораживало только то, что один экипаж будет летать с начальником службы безопасности полетов (СБП) дивизии, подполковником, очень вредным человеком, который мог проверить все, что ему взбредет в голову, а потом сделать неприятные выводы. Обычно дивизионные начальники вместе со своими экипажами к полетам не готовились, а приходили на контроль готовности к полетам в конце предварительной подготовки.

В общем, я сказал всем штурманам, чтобы «подшаманили» свои карты ухода на запасные аэродромы, а бортжурналы (БЖ) ухода на запасные переписали под мою подпись. Элементарное дело, не требующее особых усилий, я и сам занялся переписыванием своих БЖ с подписи бывшего штурмана отряда на подпись штурмана эскадрильи, ну, по подчиненности.

Ничего необычного, простая рутина при смене руководства.

Штурманом одного из наших экипажей был выпускник морского училища, случайно попавший в авиацию, возрастной старший лейтенант, имевший какие-то связи со старшими штурманскими начальниками и считавший, что именно он должен был стать новым штурманом отряда и получить долгожданного «капитана».

Мое назначение ему совсем не понравилось.

Ничего страшного, так бывает…

На мои указания о приведении в порядок полетной документации он отреагировал болезненно: «Посмотрите, как этот щегол раскомандовался тут…» – и демонстративно вышел из класса.

Когда он вернулся, я попросил у него карту и БЖ ухода на запасные аэродромы. Как-то через силу, кривясь, этот штурман выдал мне требуемые документы, и я увидел там такой бардак, что аж испугался тому, что могло бы случиться, если бы эти «тряпки» увидел их будущий командир, начальник СБП дивизии.

А дальше было все так, как и должно быть в армии:

– На контроле готовности представляешь мне новые карту и БЖ.

И нормальная реакция обиженного возрастного старлея:

– Да пошел ты, молод еще мне указывать!

И ультимативная реакция только что назначенного штурмана отряда:

– В противном случае от полетов будешь отстранен!

Своего нового командира, командира отряда, я знал давно, еще с тех пор, как мы варили ему бульон, когда ему трудно было есть из-за сломанной на хоккее челюсти, отношения у нас были вполне рабочими, и я сказал ему:

– Вова, ты тут командир, вот и приводи своего подчиненного в порядок. А если ты этого сейчас не сделаешь, то завтра он и тебя пошлет, сам знаешь, куда.

Вова попытался решить возникший на пустом месте конфликт мирным путем, но старый штурман корабля закусил удила, и тогда командир отряда продемонстрировал власть:

– Делай, что сказал штурман отряда!

Предварительная подготовка пошла своим чередом, я занимался документацией и косил глаз на противного штурмана, как там у него дела?

А он демонстративно ничего не делал. Когда я понял, что к контролю готовности он уже не успеет нарисовать новые карту и БЖ, я сказал своему командиру отряда:

– Иди и скажи комэске, что штурмана Б. я от полетов отстранил из-за неготовности полетной документации.

– Может, пусть слетает со старыми бумагами, а потом все переделает?

– Нет! Штурман отряда тут я, и это мое решение!

– Ты знаешь, что сейчас начнется?

– Да!

Командир отряда пошел в штаб эскадрильи и осчастливил комэску докладом о том, что экипаж подполковника, начальника СБП дивизии, от полетов отстранен, и сделал это не какой-то огромный начальник, а обычный старлей, только сегодня назначенный штурманом отряда.

Комэска выскочил из штаба эскадрильи с явной целью объяснить мне, как надо служить, но ничего сделать не успел, так как в класс зашел начальник СБП дивизии и спросил комэску:

– Ну что, мой экипаж к полетам готов?

Комэска как-то изменился в лице и неуверенно ответил:

– Тут такое дело… Экипаж не совсем уж и готов…

– В чем дело?

– Штурман отряда отстранил вашего штурмана от полетов из-за неготовности полетной документации.

– Какой это штурман отряда?

– Да Б., он сегодня первый день исполняет обязанности…

– Где он?

Я встал, представился, кратко доложил о сложившейся ситуации и услышал в ответ:

– Значит так! Завтра мы слетаем, а потом делай со своим штурманом, что хочешь.

– Нет, завтра с этой документацией ваш штурман летать не будет!

Вот так я получил себе отличного персонального врага, злопамятного и мстительного, на всю оставшуюся службу.

Но события развивались дальше.

Начальник СБП через силу, но продолжал со мной общаться:

– Какие предложения?

– Вашему штурману необходимы два часа дополнительной подготовки под вашим личным контролем, ведь вы у него сейчас командир экипажа.

– Я тебя понял.

Начальник СБП дивизии провел воспитательную работу со своим штурманом, тот взялся за работу, его второй штурман принялся помогать штурману, в общем, работа закипела.

Все остальные экипажи ушли по домам, и только начальник СБП дивизии, комэска, командир отряда и я ждали окончания работ. Мы сходили в столовую на ужин, покурили, я получил кучу угроз от всех начальников, мол, не с того начал службу в новой должности.

Но ничего уже не переделаешь.

И только после того, как я проверил новую карту ухода на запасные аэродромы и подписал БЖ ухода на них, мы все пошли по домам.

Вот таким получился мой первый день службы в должности штурмана отряда.

Первый день штурмана отряда Первый день штурмана отряда Первый день штурмана отряда Первый день штурмана отряда

Первый день штурмана отряда

Written by NSA


Apartment | Auto | Car | Credit | Insurance | Loan | News | Pharma | Real Estate | Rental | Travel | USA |