Finance & Business

Dec 2 2021

Банки и танки. Военные займы Британии времён Первой мировой

Банки и танки. Военные займы Британии времён Первой мировой

Война – штука дорогая

Сараевское убийство 28 июня 1914 года эрцгерцога Франца Фердинанда, наследника австро-венгерского престола, и его жены герцогини Софии Гогенберг в Сараеве сербским гимназистом Гаврилой Принципом почти не повлияло на состояние финансовых рынков Европы, не говоря уже о Лондоне.

Однако австрийский ультиматум Сербии 23 июля все изменил. Европейские фондовые рынки испытали обвал, а инвесторы, как всегда в нестабильные времена, стали искать «тихую гавань» в виде банковского золота.

К 27 июля Лондон охватила паника, и Банк Англии буквально осаждали толпы людей, пытавшихся обменять свои бумажные деньги на золото.

Банки и танки. Военные займы Британии времён Первой мировой
Люди выстраиваются в очередь у Банка Англии в июле 1914 года, чтобы обменять банкноты на золото.

Рынок ценных бумаг и валютный рынок рухнули в тот же день. Немыслимо, но полный крах британской финансовой системы происходил прямо на глазах банкиров, которые не в силах были что-то самостоятельно предпринять…

30 июля Банк Англии отреагировал единственным оружием в своем арсенале: он поднял процентную ставку с трех до четырех процентов и с четырех до восьми процентов на следующий день.

31 июля Лондонская фондовая биржа закрылась впервые за свою 113-летнюю историю, а 1 августа банк снова поднял банковскую ставку до рекордного уровня в 10 процентов.
Такой сценарий не планировался, но ни у казначейства, ни у Банка Англии не было других планов на случай непредвиденных обстоятельств. Дальнейшее повышение ставок теперь считалось невозможным.

Пятница, 31 июля, должна была принести облегчение осажденным банкам. Запланированный августовский выходной день означал, что они не должны были открывать свои двери до утра вторника, однако нарастающий кризис в эти выходные привел к продлению банковских выходных. В понедельник, 3 августа, правительство объявило о беспрецедентных четырёхдневных банковских выходных, чтобы дать казначейству и банку время для принятия ряда мер по спасению финансовых рынков.

Уведомление о банковских выходных, British Linen Bank (любезно предоставлено Lloyds Banking Group)


Во время этих каникул Дэвид Ллойд Джордж, будучи в то время министром финансов, подготовил и провёл в парламенте акт – «Закон о валюте и банкнотах», согласно которому Великобритания отказывалась от золотого стандарта.


Дэвид Ллойд Джордж, 1-й граф Дуйвор, виконт Гвинед
(17 января 1863 – 26 марта 1945)

В соответствии с этим законом казначейство выпустило бумажных банкнот на сумму 300 миллионов фунтов стерлингов (что эквивалентно более чем 30 миллиардам фунтов стерлингов на сегодняшний день) без обеспечения золотом.

Введение в обращение поспешно напечатанных банкнот мелкого номинала, выпущенных казначейством (не Банком Англии), и принятие правительством общего моратория на платежи по контракту (что разрешало банкам отказываться выплачивать депозиты) позволили предотвратить беготню людей по банкам при их последующем открытии.


Казначейство запустило в обращение банкноты, подписанные сэром Джоном Брэдбери, постоянным секретарем казначейства. Их в народе тут же прозвали «Брэдбери».


Джон Суонвик Брэдбери, первый барон Брэдбери,
(23 сентября 1872 – 3 мая 1950)

Пару месяцев спустя этот образец банкноты начала 1914 года был заменён более элегантной версией.

Призывы к патриотизму и обращение правительства к гражданам с просьбой прекратить попытки обменивать бумажные деньги на золото имели успех. Когда банки вновь открылись в пятницу, 7 августа, первые «Брэдбери» уже были напечатаны и развезены по банкам.

Изъяв золото из внутреннего обращения, этот закон фактически приостановил действие золотого стандарта и на практике позволил инфляционное увеличение денежной массы, что дало возможность правительству печатать банкноты для покрытия своих обязательств. Следовательно, закон предоставил правительству, действующему через Банк Англии, большие полномочия по выпуску банкнот сверх лимита, разрешенного ранее.

Итак, первое сражение Первой мировой войны было выиграно Банком Англии еще до того, как британцы сделали хоть один выстрел.

Правительство быстро осознало, что война будет очень дорогостоящей и что ему необходимо будет принять меры для привлечения денежных средств для оплаты необходимых вооружений и боеприпасов. В первые недели войны правительство финансировало свои военные расходы за счет ссуд Банка Англии, но к поздней осени 1914 года ему потребовались новые средства.

7 ноября министр финансов Ллойд Джордж представил Палате общин первый военный бюджет, в котором был указан дефицит в размере 339 миллионов фунтов стерлингов, исходя из предположения, что война продлится до конца марта 1915 года. На этом фоне были реализованы планы того, что станет первым в серии военных займов.

Размер кредита должен был быть намного больше, чем у любой предыдущей государственной облигации, что-то в районе 350 миллионов фунтов стерлингов (что эквивалентно 35 миллиардам фунтов стерлингов на сегодняшний день).

Это было в шесть раз больше, чем предыдущая самая крупная полученная ссуда (60 миллионов фунтов стерлингов, привлеченных в 1901 году для финансирования англо-бурской войны). По кредиту обещали выплачиваться проценты по ставке 3,5 %, и он должен был быть погашен правительством в период с 1925 по 1928 год.

Этот первый военный заем был выдан со скидкой 5 %, а это означало, что инвесторы могли купить акции на 100 фунтов всего за 95 фунтов – поэтому они могли рассчитывать на годовой доход в размере чуть более 4 % в течение ожидаемого срока действия кредита – привлекательный доход для инвестиций, поддерживаемых государством.

Первый военный заем был нацелен на богатых людей и учреждения, которые могли позволить себе минимальную подписку в 100 фунтов стерлингов (что эквивалентно более чем 10 000 фунтов стерлингов на сегодняшний день). Поддержка коммерческих банков Великобритании была важна для привлечения этих потенциальных инвесторов.

Финансирование Первой мировой войны потребовало от правительства Великобритании взять в долг эквивалент годового ВВП. Но его первая попытка привлечь капитал на рынке облигаций окончилась неудачей. Военный заем 1914 года собрал менее трети от запланированного показателя в 350 млн фунтов стерлингов и привлек лишь очень узкую группу инвесторов (этот факт десятилетиями скрывался от общественности).

Такая неудача повлияла на все другие усилия по сбору средств. В то время как лозунг «бизнес как обычно» характеризовал первоначальный подход Великобритании к войне, страна постепенно отказалась от последовательных давно принятых принципов свободной торговли, налогообложения и либерального капитализма.

Осенью 1915 года Великобритания резко повысила налоги, расширив льготы для среднего класса, но повысив ставки для более богатых, чтобы привлечь больше капитала. Повышенное налогообложение также должно было тормозить частное потребление, которое приводило к росту инфляции.

Между 1913/14 и 1918/19 годами государственные расходы выросли более чем в 12 раз до 2,37 млрд фунтов стерлингов. Хотя налоговые поступления увеличились в четыре раза за тот же период, для финансирования оставшейся части требовались военные займы. В результате государственный долг Великобритании увеличился с примерно 25 % ВВП до 125 % ВВП за четыре года, что потребовало выпуска облигаций и наращивания долга такими темпами, которые не наблюдались ранее в мирное время.


Государственный долг Великобритании

Эти беспрецедентные затраты означали, что война представляла как военную, так и финансовую проблему.

Привлечение капитала не было второстепенным элементом военной стратегии Британии – как самой богатой экономики среди стран Антанты и финансового центра своего времени – это лежало в её основе.

Как сформулировал Ллойд Джордж в 1914 году, план Великобритании состоял в том, чтобы использовать свои торговые и военно-морские силы для обеспечения возможности предоставления армии для поддержки французских войск на континенте и сбора капитала, чтобы обеспечить своих союзников оружием и припасами.

Словом, как ни крути, а война – штука дорогая.

Далее последуют ещё несколько военных займов, к которым будут привлечены не только крупные инвесторы, но и обычные граждане. Публичность поднялась на несколько ступеней выше. Результатом стал выпуск ряда привлекательных плакатов, часто от известных художников – народ призывали покупать облигации.

Эта апрельская 1916 года реклама 5 % казначейских облигаций была типичной для того времени:

«Ссужайте деньги своей стране. Солдат не горюет, предлагая свою жизнь своей стране. Он предлагает это свободно, потому что его жизнь может быть ценой Победы. Но Победу нельзя одержать без денег так же, как без людей, а ваши деньги нужны. В отличие от солдата, инвестор не рискует. Если вы инвестируете в казначейские облигации, ваши деньги, как капитал, так и проценты, обеспечиваются в Консолидированном фонде Соединенного Королевства…»

(Перевод автора. На особую точность не претендую, но смысл, надеюсь, понятен).

Танковые банки

В 1917 году рекламная кампания по распространению облигаций военного займа приобрела новое дыхание. Был применён совершенно необычный для того времени маркетинговый ход. Решено было использовать интерес народа к чудо-оружию – танкам.

Шесть настоящих танков-ветеранов, привезенных прямо с европейских полей сражений, совершили поездку по городам и весям Англии, Шотландии и Уэльса. Основной их целью было содействие продаже государственных облигаций военного займа.

Это были британские тяжёлые танки Mark IV модификации «самец» (male) – со смешанным пушечно-пулемётным вооружением (в отличие от модификации «самка» (female) – имевших только пулемётное вооружение). Каждый из них, кроме бортового номера, по традиции того времени имел и собственное имя:

• № 113 Julian,
• № 119 Old Bill,
• № 130 Nelson,
• № 137 Drake,
• № 141 Egbert,
• № 142 Iron Ration.

Участие танков в битве на Сомме и недавнее участие в битве при Камбре пробудило воображение публики: их появление в шоу оказалось очень популярным у зрителей, очарованных этим новым чудо-оружием.

26 ноября 1917 года израненный в боях танк № 141 «Эгберт» принял участие в Lord Mayor Show в Лондоне на Трафальгарской площади. В декабре его на две недели сменил танк № 130 Nelson.

Вскоре кампания распространилась на всю страну: путешествующие танки проводили неделю в каждом городе на своём пути, а две девушки продавали военные облигации со стола, установленного внутри танка. Это стали называть – «танковые банки» (tank banks).
Танк прибывал в город с большой помпой. Высокопоставленные гражданские лица и местные знаменитости приветствовали его, и на нем часто произносились речи. Танк сопровождали солдаты и артиллерийские орудия, иногда до появления танков самолет сбрасывал над городом брошюры и буклеты с призывами вкладывать средства в облигации.

Листовка, сброшенная на Уолсолл перед визитом танка № 113 Julian.

Танк обычно устраивал шоу для публики, чтобы продемонстрировать свои возможности.
Несколько черно-белых немых видеороликов, иллюстрирующих посещение танками разных городов:
Сумма, полученная в каждом городе, объявлялась в сообщениях в национальной прессе, что обеспечивало элемент конкуренции, особенно между крупными промышленными городами.

Общие вклады в «танковые банки» для городов, где сумма была более 2 миллионов фунтов стерлингов:

• Глазго – 14 563 714 фунтов стерлингов,
• Бирмингем – 6 703 439 фунтов стерлингов,
• Эдинбург – 4 764 639 фунтов стерлингов,
• Манчестер – 4 430 000 фунтов стерлингов,
• Брэдфорд – 4 060 000 фунтов стерлингов,
• Лондон (за 2 недели) 3 423 261 фунтов стерлингов,
• Ньюкасл – 3 068 768 фунтов стерлингов,
• Суонси – 2 180 939 фунтов стерлингов,
• Халл – 2 186 820 фунтов стерлингов,
• Лестер – 2 063 250 фунтов стерлингов,
• Ливерпуль – 2 061 012 фунтов стерлингов,
• Вест-Хартлпул – 2 367 333 фунтов стерлингов (37 фунтов стерлингов на душу населения),
• Сандерленд – 2 305 000 фунтов стерлингов,
• Аберистуит – 682 448 фунтов стерлингов – 75,80 фунтов стерлингов на душу населения, что позже было подтверждено как самый высокий показатель в империи.

Суммы на самом деле огромные, если учесть, что на то время рабочий средней квалификации зарабатывал 2 фунта в неделю.

В 1919 году казначейство согласилось передать 264 танка различным городкам в знак благодарности за их финансовые усилия. Национальный комитет военных сбережений (общественная организация содействия распространению займов и сберегательных сертификатов военного времени) решил, какие города получат один из этих танков. После получения танки, как правило, размещались в парках или общественных местах. Но из-за нехватки средств или общего безразличия они впоследствии просто стояли и ржавели.

Все эти танки, кроме одного, были со временем проданы на металлолом или иным образом уничтожены ещё до Второй мировой войны. Только танк в городе Ашфорде, графство Кент, сохранился до наших дней, в основном благодаря тому, что в нем в 1929 году была установлена электрическая подстанция. Сейчас танк является зарегистрированным военным мемориалом.

Небольшое видео с рассказом об этом танке:

На самом деле, танки Mark IV сохранились в ряде музеев Англии, Австралии и США. Этот я встретил в Артиллерийско-техническом музее при полигоне в Абердине.

А этот – в Брюсселе, в Королевском музее армии и военной истории Бельгии.

P. S.


Я уже практически завершал работу над этой статьёй, как она внезапно получила занятное продолжение.

Пришло сообщение от фонда, в который я многие годы делал отчисления и который мне теперь выплачивает пенсию. Они поздравили меня с официальным выходом на заслуженный отдых (мне недавно исполнилось 67, а это в наших краях пенсионный возраст), указали точную сумму ежемесячных выплат, сообщили, что их организация, как и прежде, стоит на страже моих интересов, что мои сбережения находятся в целости и сохранности и даже потихоньку растут, поскольку вложены в солидные банковские фонды различных стран (перечисляются названия). Среди прочих обнаружил упоминание британских долговых обязательств (!).

Порывшись в сети, нашёл интересную информацию.

Оказывается, облигации военных займов Первой мировой войны на данный момент находятся на руках 120 тысяч инвесторов.

Но с 2014 года к столетнему юбилею Великобритания начала выплачивать вкладчикам свои долги времен Первой мировой войны!

До этого времени облигации тоже не лежали мёртвым грузом, по ним регулярно выплачивались проценты.

Согласно данным британского отдела по управлению долгом, с 1917 года правительство выплатило 5,5 млрд фунтов стерлингов (8,64 млрд долларов) в виде одних лишь процентов по бессрочным 5- и 3,5-процентным облигациям военного займа.

Британское правительство также заявляет, что рассмотрит вопрос погашения ряда других антикварных казначейских бумаг.

Некоторые из этих обязательств восходят еще к XVIII (!) веку.

Так, в 1853 году премьер-министр Великобритании Уильям Гладстон выпустил облигации для консолидации уставного капитала «Компании южных морей» (South Sea Company), основанной в 1711 году. Компания потерпела крах в 1720 году, оставив огромные долги.

Британское правительство в своё время обещало ей монополию на всю торговлю с испанскими колониями в Южной Америке. Ожидая повторения успеха Ост-Индской компании, которая обеспечила Англии процветающую торговлю с Индией, инвесторы скупили акции компании.

По мере того, как ее директора распространяли небылицы о невообразимых богатствах Южных морей (современная Южная Америка), акции компании выросли более чем в восемь раз в 1720 году, со 128 фунтов стерлингов в январе до 1 050 фунтов стерлингов в июне, прежде чем рухнули к концу года.

Однако на британском рынке ценных бумаг эти облигации тоже имеют свою, пусть и не очень высокую, котировку.

Да что там South Sea Company! На этом рынке котируются облигации военных долгов по войнам с Наполеоном и даже по Крымской войне 1853–1856 годов! Под них владельцы вполне могут сегодня получить ссуды на весьма удобных условиях.

Конечно, мне, запускавшему ещё в 1959 году голубей с балкона из таких вот облигаций, такая постановка вопроса кажется совершенно необычной.

Когда издали постановление, согласно которому прекращалось проведение тиражей выигрышей ранее выпущенных займов и отсрочивалось на 20 лет погашение облигаций, они пачкой валялись у дедушки в ящике совершенно без толку. Граждане не верили, что когда-нибудь государство выплатит по облигациям хоть что-то, и тогда было немало семей, где в красивые бумажки разрешили играть детям. Ну а я рад был стараться.

Источники:
Michael Anson, Norma Cohen, Alastair Owens and Daniel Todman. Your country needs funds: The extraordinary story of Britain’s early efforts to finance the First World War
Norma Cohen. How Britain paid for war: bond holders in the Great War 1914-32.
Daunton, M. (2002) Just Taxes: The Politics of Taxation in Britain 1914-1979, Cambridge
Sayers, R.S. (1975) The Bank of England 1891-1944, Vol. I.
Статьи «Википедии» и пр.
Все изображения в статье взяты с медийного склада «Википедии», ресурса свободно распространяемых изображений «Flikr» и тому подобных, если прямо не указано иное.

Банки и танки. Военные займы Британии времён Первой мировой Банки и танки. Военные займы Британии времён Первой мировой Банки и танки. Военные займы Британии времён Первой мировой Банки и танки. Военные займы Британии времён Первой мировой

Банки и танки. Военные займы Британии времён Первой мировой

Written by NSA


Apartment | Auto | Car | Credit | Insurance | Loan | News | Pharma | Real Estate | Rental | Travel | USA |