Finance & Business

Nov 19 2021

TLP – процедура управления и принятия решения командиром по стандартам НАТО

TLP – процедура управления и принятия решения командиром по стандартам НАТО

TLP – процедура управления и принятия решения командиром по стандартам НАТО

При выполнении боевых задач в сухопутных войсках ВС стран НАТО применяются две основные процедуры командования и управления войсками:

– процесс принятия военных решений (military decision making process – MDMP), который применяется на уровне от батальона и выше;

– процедура управления войсками (troop leading procedures – TLP), которая применяется в подразделениях на уровне от роты и ниже [23, C. 6-11].

Обе процедуры применяют установленную методологию, которая дает командиру возможность сэкономить время и быть эффективным лидером.

Процесс принятия военных решений (MDMP) – это методология планирования, которая интегрирует деятельность командира, штаба, подчиненных, приданных и взаимодействующих штабов с целью понимания обстановки и боевой задачи, разработки и сравнения вариантов боевых действий (COAs), выбора варианта боевых действий, а также разработки оперативного плана или приказа на выполнение боевой задачи [8].

Процедура управления войсками (TLP) – порядок и способы управления, используемые в пехотных взводах и отделениях. Эти способы используются на всех этапах планирования и выполнения тактических операций на уровне роты, взвода и отделения.

В данном цикле статей мы рассмотрим второй вид процедуры, а именно: процедуру управления войсками или TLP: порядок управления подразделением, боевые приказы и последовательность подготовки взвода (отделения) к бою. То есть мы будем анализировать процесс, во время которого командир получает приказ, составляет план действий, проводит разведку (рекогносцировку), составляет и оформляет приказы (предварительный и боевой), а также готовит и перемещает подразделение к бою.

Эти темы имеют прямое отношение к любым боевым операциям. Их использование требует наличия времени. При условии достаточного временного периода, командиры могут планировать боевые действия и готовиться к ним более тщательно. При недостатке времени, они будут ориентироваться на заранее отработанные действия, боевые навыки и стандартный порядок действий.

Мы с Вами, в отличие от большинства статей, что встречаются по этой теме в интернете, вначале познакомимся с историей и причинами появления данной процедуры, а также бегло рассмотрим некоторые основополагающие моменты TLP, такие как оценка ситуации и информация о ней, ее анализ и «wargaming».

Немного истории

Процедура управления подразделениями (Troop Leading Process или TLP), которую используют армии НАТО – это детище американских военных.

Армии воюющих цивилизаций всегда разрабатывали теории взаимозависимости оперативного планирования и подготовки войск. Впервые это было задокументировано в V веке до н. э. китайским военным теоретиком Сунь-Цзы:

«При составлении плана военных действий надлежит вникать в соотношение сил, …следует руководствоваться следующими пунктами – наличия у правителя пути (дао), наличия у полководца способностей, постижения особенностей неба и земли, осуществимости законов и приказов, силы войска, обученности командиров и солдат, ясности наград и наказаний» [14, С. 120].

Под «путем» здесь понимается способ взвешивания сил для достижения победы и ведение людей посредством наставлений и приказов; «небо» – в самом общем смысле это учет погоды и времени суток, которые могут влиять на ход операции; «земля» – это учет расстояний, рельефа местности, что, умея использовать свойства местности, можно занимать позиции, сулящие погибель или дарующие жизнь.

В армии США данная теория перешла в прикладную плоскость только в конце 1870-х годов, когда армия США извлекла уроки из прусской военной модели. Процесс оценки возник в результате попытки прусской армии в начале 1800-х годов разработать систематический и логический подход к решению военных проблем. Пруссаки считали, что необходима задокументированная систематическая процедура, «чтобы развить путем тренировки высокие способности к лидерству», поскольку смерть Фридриха Великого и последующие прусские поражения заставили их осознать, насколько они зависят от редкой возможности существования истинного тактического гения [18].

Франко-Прусская война 1870–1871 гг. Наполеон ІІІ, сдавшийся в плен, беседует с канцлером Бисмарком

В Соединенных Штатах впервые прусская система была адаптирована в школе пехоты и кавалерии в Форт-Ливенворте. В течение первого десятилетия ХХ столетия школа развивала и совершенствовала процесс оценки как систематическое средство, с помощью которого ученики должны были объяснять и обосновывать свои решения тактических задач.

До этого времени никто не обращал внимания на факторы, которые обычно необходимо принимать во внимание в процессе принятия решений. Таким образом, была создана оценка ситуации, которая была впервые официально задокументирована в 1909 году капитаном Роджером С. Фитчем из колледжа штаба армий в его работе «Оценка тактических ситуаций и составление полевых приказов» (Fort Leavenworth, KS, US Army Staff College Press, 1909).

Основоположник процедуры TLP в американской армии полковник Роджер С. Фитч. Фото с сайта rootsweb.com

Обложка и первые страницы книги «Оценка тактических ситуаций и составление полевых приказов»

В 1910 году «Оценка….» стала официальной доктриной армии США с публикацией выдержек из документа капитана Фитча в «Правилах полевой службы». Ниже приводится цитата из «Положения о полевой службе» от 1910 года:

«Чтобы сформировать подходящий боевой приказ, командир должен оценить ситуацию, которая завершится принятием решения по определенному плану действий. Затем он должен фактически составить или озвучить приказы, которые будут выполняться. И только потом решение вступает в силу. Оценка ситуации включает в себя тщательное рассмотрение с точки зрения командира всех обстоятельств, влияющих на конкретную проблему, его знания ситуации, всей доступной информации о противнике (сила, позиция, движения, вероятные намерения и т. д.), условий, влияющих на его собственное командование (сила, позиция, войска поддержки) и военное положение» [24].

С годами это определение расширилось, чтобы отразить его непрерывный характер, связать оценки командира и штаба и очертить необходимые шаги и категории факторов, которые необходимо учитывать.

Оценка ситуации

В первом выпуске Полевого Устава FM 101-5 в 1932 году говорилось, что оценка ситуации должна учитывать планы, открытые как для врага, так и для вас самих. Однако он рекомендовал провести отдельный анализ планов врага и его союзников, сначала решая, какой из возможных вражеских планов он (враг) примет. А затем, используя этот план врага, рассматривать планы, которые можем реализовать мы.

Тем не менее основное определение и цель оценки оставались неизменными на протяжении всего времени. Основные пять параграфов оценки командира – миссия, ситуация и курс действий, анализ, сравнение и решение – впервые появились в выпуске полевого устава FM 101-5 в 1940 году [19, C. 90]. Эти пять абзацев оставались неизменными во всех последующих версиях, кроме проекта 1977 года.

Пять параграфов оценки командира из FM 101-5, 1940 г.

Версия 1940 года содержала все основные элементы, которые с тех пор характеризовали использование нескольких вариантов в процессе оценки. Формирование действий возможного противника и собственных линий (курсов) действий должно было производиться на этапе 2 «Ситуации и курса действий» на основе рассмотрения факторов или фактов в тактической ситуации.

Для дальнейшего анализа следовало сохранить только те направления действий, которые могут помешать выполнению вашей (вражеской) миссии или будут способствовать выполнению вашей (собственной) миссии. На этапе 3 «Анализ» каждая собственная линия действий должна была быть «по очереди взвешена по отдельности» против каждой линии действий противника.

На рисунках ниже показаны некоторые процедуры оценки противника и местности, которые сегодня являются составляющими процедуры METT–TC (взято из FM 101-5, 1940 года).

Выпуск 1950 года ничего не добавил к выпуску 1940 в том, что касается использования нескольких курсов действий. Но в нем прямо указывалось на универсальность метода, утверждая, что он применим к любой ситуации или эшелону и может использоваться любым человеком.

Версия 1954 года содержит уникальное процедурное содержание. В этом уставе говорилось, что командир, визуализируя свои возможные варианты действий на втором этапе, «исключает из дальнейшего рассмотрения те, которые явно уступают другим рассматриваемым» [15, С. 8].

Это противоречило версии 1940 года, где утверждается, что, хотя при некоторых обстоятельствах может быть только один практический план действий, окончательное решение не должно приниматься до тех пор, пока этот курс действий не будет проверен на шаге 3, чтобы определить его «разветвления» и заново уточнить, как это должно быть выполнено.

В 1960 году впервые описывается процесс принятия военных решений. Этот формальный процесс помещает оценку командира в более широкий контекст всех действий командования и штаба, необходимых для разработки и выполнения плана действий. Описание оценки, состоящее из пяти абзацев, не изменяется. За возможным исключением проекта 1977 года, военный процесс принятия решений стал неотъемлемой частью всех последующих выпусков FM 101-5.

Дополнительные уровни подпунктов были добавлены в версии 1968 года, когда четыре уровня подпунктов появились в пункте 2 «Ситуация и порядок действий» («Ситуация и COA»*).

С 1968 года формат оставался в основном стабильным. Ниже в таблице для примера показано сравнение форматов оценки 1932 и 1984 года (с дополнением 1968 года).

COA – это разработки и сравнение вариантов боевых действий, выбор варианта боевых действий

В выпуске 1968 года был также добавлен другой, более абстрактный или общий взгляд на надлежащие процедуры принятия решений. Это должно было явным образом рассматривать решения на поле боя с точки зрения общей методологии решения проблем, которая состоит из:

1) распознавания проблемы;

2) сбора необходимых данных;

3) разработки и перечисления возможных решений;

4) анализа возможных решений;

5) выбора лучшего решения.

Руководство 1968 года содержало также и предостережение относительно использования процедур оценки, которые были чем-то похожи на те, которые появились в 1954 году. Было заявлено, что формат из пяти параграфов (см. выше) не был жестким. Оценщик может перейти к следующему этапу, не завершив предыдущий, или совершить несколько небольших экскурсий по процессу в рамках своей общей оценки, при необходимости пересматривая или добавляя материал. Это предостережение повторялось в 1972 и 1977 годах, но было исключено из выпусков 1982 и 1984 годов. [15, С. 6].

В версиях 1982 и 1984 годов не было добавлено ничего значительного в использовании множественных вариантов. Их заявления были очень похожи на заявления изданий 1968 и 1972 годов.

Wargaming – визуализация анализа действий

В версии FM 101-5 за 1932 год ничего не говорилось о том, как следует анализировать действия. Версия 1950 года ничего не добавляла к объяснению анализа, но впервые содержала пример оценки командира. Здесь в параграфе анализа дается заявление «если, то» для каждого плана действий. В кратких заявлениях в общих чертах рассматривалось влияние местности и силы противника на передвижения, как своих войск, так и войск противника, а также требования ко времени и относительная вероятность прорыва (врага). Это говорит лишь о поверхностном уровне варгейма.

Справка. Военные Пруссии впервые разработали свод правил ведения военных игр в 1824 году. Военная игра сосредоточена на маневрировании подразделений на карте. Она стала инструментом, который помогал не только штабам, но и командирам практиковать и оттачивать свои тактические навыки, визуализируя сражения от начала до конца.

Wargaming продолжал выступать в качестве тренера по тактике до 1860-х годов, когда прусаки начали использовать игру как средство для принятия решений. Прусские командиры изучали тактические ситуации, выстраивали и перемещали силы на картах, а затем визуализировали выполнение различных COA (Courses of Action – разработки и сравнения вариантов боевых действий, выбор варианта боевых действий) в своих головах.

Затем командиры выбирали лучший вариант исполнения, основанный на результатах военной игры. В 1870 году немцы поразили мир своей быстрой победой над французами. В результате многие страны изучали успехи немцев и переняли немецкие кадровые процедуры, включая военные игры. Вскоре Wargaming стал излюбленным инструментом принятия решений для многих европейских армий в период с 1871 по 1914 год. Армия США также заимствовала немецкий процесс принятия решений, но до 1919 года не могла описать, как использовать структурированную основу для анализа COA.

Wargaming от Василия Чапаева

Устав 1954 года прояснил, что визуализация командира должна принять во внимание ситуационные факторы, выведенные на шаге 2 «ситуация и курс действий», чтобы разработать и уточнить способ принятия окончательного решения и определить, как эти факторы могут быть наилучшим образом использованы. Было отмечено, что этот анализ может привести к модификации планов действий или к созданию новых.

В параграфе «Анализ» содержится анализ каждого курса действий на 1–2 страницы. В этих анализах ход действий «прорабатывается» фазами, определяющими влияние местности и расположения врагов на действия и время, необходимые в каждой фазе. А также определяется, в какой фазе действий необходимо применить основное усилие, т. е. выполнить основную задачу.

В Уставе за 1968 год впервые вводится термин «варгейминг» («военная игра»), а также было включено описание того, как это можно сделать и что из этого следует [21, С. 15]. Военная игра должна была осуществляться от текущих диспозиций к цели, чтобы включить любые действия, которые могут потребоваться для достижения цели.

Анализ хода действий (военной игры) определяет, какой COA выполняет миссию с минимальными потерями и при этом наилучшим образом размещает силы, чтобы сохранить инициативу для будущих операций. Это помогает командиру:

1) определять, как максимизировать боевую мощь против врага, защищая дружественные силы и минимизировать сопутствующий ущерб;
2) иметь как можно более идентичное видение битвы;
3) предвидеть события на поле боя;
4) определять условия и ресурсы, которые нужны для успеха;
5) определять, когда и где применить возможности силы.

Другими словами, wargaming или «военная игра» – это дисциплинированный процесс со своими правилами и шагами, который пытается визуализировать ход сражения. Процесс учитывает дружеские настроения, сильные и слабые стороны, вражеские активы и вероятные COA, характеристику района операции. Он фокусирует внимание персонала на каждом этапе операции в логической последовательности. Он выделяет критические задачи и знакомит с тактическими возможностями, которые иначе трудно реализовать. Военные игры – наиболее ценный этап анализа и сравнения СОА, и на них следует выделять больше времени, чем на любой другой этап [20, С. 5–16].

Военная игра или проигрывание ситуаций является одним из ключевых элементов подготовки любой операции

Военная игра следует за циклом «действие-реакция-противодействие».

Действия – это те события, которые инициируются стороной, которая наступает (обычно наступающей силой). Реакции – это ответные действия другой стороны. Противодействие – это ответы первой стороны на реакции другой стороны. Игра не будет завершена, пока командир не решит, что он должен использовать другой СОА для успешного выполнения миссии.

Сравнение вариантов действий начинается с того, что каждый командир анализирует и оценивает с его точки зрения преимущества и недостатки каждого СОА. При этом каждый участник игры представляет свои выводы на рассмотрение других.

Данный метод разделяет операцию на сегменты, первый из которых предполагает, например, прорыв исходных позиций противника, а последний – захват объекта. Для каждого сегмента командир сначала определяет боевую мощь, которую противник может использовать и, исходя из этого, определяет боевую мощь, которую ему необходимо преодолеть. Он решает, какие из своих подразделений он может наиболее логично использовать и где именно.

Сделав это, он визуализирует движение своих подразделений и реакцию противника. Это заставляет его визуализировать необходимость поддержки атаки, например, огнем, дымами и поддержкой с воздуха. При этом он отмечает критические области и инциденты, а также преимущества и недостатки своего плана действий. Стартуя с начального сегмента, он разрабатывает состав основных и вспомогательных атак и решает, каким будет его резерв, и где он будет располагаться.

В последующих сегментах он рассматривает эффективность поддерживающей атаки и возможное использование или движение своего резерва. После того, как он достиг цели, он рассматривает, какие действия потребуются для консолидации. Весь этот процесс должен повторяться для каждого курса действий против каждого жизнеспособного противника.

Руководство 1972 года не внесло существенных изменений в способ описания варгейминга.

Акцент на скорости и более неформальный и активный стиль варианта Полевого устава 1977 года нашел отражение в нескольких изменениях в представлении военных игр. Wargaming описывается больше как искусство, чем набор предписанных процедур. Следовательно, не описывается ни пошаговый метод, ни нумерованный список результатов.

Версии 1982 и 1984 годов вернулись к описанию варгейминга, используемому в выпусках 1968 и 1972 года. Были использованы почти те же слова. Единственное существенное отличие заключалось в добавлении еще двух шагов военного процесса: истощение дружественных и вражеских сил на каждой фазе операции.

Информация о ситуации

Информация, которая используется в параграфе 2 современной оценки «Ситуации и порядка действий», всегда включает рассмотрение важных ситуационных факторов и боевой мощи, которые влияют на выбор образа действий.

Выпуск FM 101-5 в 1932 году определил относительную боевую мощь как главную информационную заботу любого командира, оценивающего ситуацию. В этой ранней версии перечислялись компоненты сил, которые нужно было сравнивать, а именно: расположение, численность, боевая эффективность (физическое состояние, моральный дух и подготовка), состав, материальные средства (включая снабжение и оборудование) и помощь, ожидаемая от соседних войск.

Позже, при анализе действий дружественных сил и противников, исходя из соображений относительной боевой мощи, необходимо было учитывать влияние погоды, местности и путей сообщения [22, С. 45-46].

В выпуске 1940 года отмечалось, что не все факторы будут одинаково или постоянно важны во всех ситуациях. Требовалось сделать вывод из фактов об их важности в конкретной ситуации [19, С. 126]. Эта концепция была реализована в последующих выпусках.

В версии 1950 года в разделе о местности уже были учтены все факторы OAKOC, которые могут влиять на ситуацию, а именно: «Наблюдение и секторы огня», «Маскировка и укрытие», «Препятствия», «Ключевой ландшафт» и «Пути подхода».

Список ситуационных факторов был расширен в выпуске 1954 года. Теперь в «Характеристики района операций» включены дополнительные факторы, связанные с местным населением: наука, техника, материальные средства и транспорт, которые могут быть важны при определенных обстоятельствах.

В разделе «Относительная боевая мощь» теперь конкретно упоминается «недавняя и настоящая значительная активность противника», которая должна была включать знание противником нашей ситуации, его особенностей и слабостей, а также использование нового или модифицированного оружия, техники или тактики. Впервые атомное и химико-биологическое оружие были упомянуты как факторы относительной боевой мощи [15, С. 7].

В тексте издания 1954 года впервые упоминается использование предположений, когда факты неизвестны. В нем также подчеркивается важность выбора факторов, которые будут использоваться при принятии решения.

Версия 1960 года установила новый формат параграфа 2a. Выглядело это так:

(1) Характеристики района операций.
(a) Погода.
(b) Местность.
(c) Другие соответствующие факторы.
(2) Вражеская ситуация.
(3) Собственная ситуация.
(4) Относительная боевая мощь.

Никакой дальнейшей разбивки по этим категориям в разделе формата не дается. Все те факторы, не связанные с погодой и местностью, которые были упомянуты в предыдущих изданиях (например, экономика, рабочая сила и т. д.), теперь должны были обсуждаться в разделе (c) «Другие соответствующие факторы» [15, С. 8].

Состав врага должен был включать в себя количество, вооружение и тип организации, в то время как сила противника должна была быть разбита на приданные, подкрепляемые, воздушные и оснащенные средствами радиосвязи. Недавняя и настоящая активность врага больше не подвергалась дальнейшему разбиванию, но особенности и слабые стороны врага стали теперь отдельным фактором.

К дружественным факторам была добавлена наша уязвимость для вражеской ядерной атаки, а дружественная сила должна была включать воздушную и ядерную силы.

«Относительная боевая мощь» теперь была отдельным обобщающим подразделом, который должен был включать общее сравнение, а также оценку значительной силы и уязвимости противника и собственных сил. Чтобы подчеркнуть приоритет этого раздела, было заявлено, что результаты этого сравнения «могут указывать на основную природу и характеристики способов действий» [25, С. 143 –144].

Версия 1968 года внесла очень мало изменений по сравнению с версией 1960 года. В разделе «Относительная боевая мощь» теперь уточняется, что основными факторами, которые следует учитывать, являются маневренность подразделений и поддержка огнем, но они также могут включать обман, мобильность, контроль и координацию, местность, расположение, погодные условия, материально-техническое обеспечение, психологическую помощь, безопасность и радиоэлектронную борьбу.

В нем говорилось, что факторы, которые необходимо учитывать при определении относительной боевой мощи, должны определяться заново для каждой операции. Устав предупреждал, что командир должен основывать свое сравнение на «общем впечатлении», а не увязнуть в «подробном изучении личного состава или вооружения с обеих сторон» [26, С. 3].

Раздел «Ситуация с противником» не включен; он просто ссылается к оценке разведданных. Похоже, предпринимаются сознательные попытки представить оценку командира как более краткое изложение информации, детализированной в оценках других сотрудников.

Именно в документах 1960-х годов начинают формироваться восемь основных этапов процедуры TLP, которые окончательно сформируются в уставах 80-х годов ХХ века:

1 – получение задания,
2 – выдача предварительного приказа (распоряжения),
3 – составление предварительного плана, куда входит анализ ситуации, местности и варгейм,
4 – начало перемещений,
5 – проведение разведки,
6 – завершение плана операции,
7 – оформление и выдача боевого приказа,
8 – проверка готовности л/с, уточнение некоторых моментов, проведение тренировок.

Версия 1972 года была такой же, как 1968 года, за исключением того, что все ссылки на дружественное использование биологического оружия были удалены. Единственным другим изменением стало добавление «беженцев» в список «других относящихся к делу факторов».

В проекте 1977 года особое внимание уделялось информации для определения относительной боевой мощи, считающейся «наиболее значимыми факторами при определении тактики плана действий» [15, С. 14]. Интересно отметить, что в связи с анализом действий на этапе 3 «Анализ» здесь впервые используется термин METT-T (METT-T означает «миссия, враг, местность, войска и доступное время»).

Издание 1982 года вернулось к формату описания информационных факторов, существовавшему до 1977 года. Растущее количество информации, доступной благодаря улучшенным коммуникациям, увеличению штата и автоматизации, теперь было признано проблемой в следующем предупреждении:

«Командиры должны избегать ловушки запроса и попытки проанализировать слишком много информации лично. Существует большой риск оказаться перегруженным бесконечными деталями. Персонал должен обслуживать командира, анализируя детали и сообщая важную информацию, выводы и рекомендации так часто, как это необходимо, чтобы быть в курсе развивающейся ситуации».

[15, С. 5–6].

В редакции 1984 года не было изменений в информационных факторах по сравнению с версией 1982 года.

В 1997 году было введено представление о намерениях командира и объединение синтеза и анализа в процессе MDMP (military decision making process – процесс принятия военных решений).

Мало что изменилось в процессе оценки и в начале ХХІ века, чему есть подтверждение в полевых уставах FM 101-5 «Staff organization and operations сontents» и FM 4-01.45 «Tactical convoy ops», которые были изданы в 2005 году, FM 3-21.8 (FM 7-8) «The Infantry Rifme Platoon and Squad» за 2007 год и FM 6-0 «Сommander and Staff organization and operations сontents» за 2015 год.

Так, в FM 6-0 описаны все те же три основных вида приказов для младших командиров (Warno, Opord, Frago), даны 8 шагов процедуры управления подразделением с их подробным описанием, в частности по пунктам METT-TС, а также уделено внимание «wargaming» (шаг 3 «Разработка предварительного плана»), как одному из необходимых и качественных условий анализа правильности действий [23, С. 209–216].

Отдельно надо сказать пару слов о европейцах.

Первой и, как можно судить, единственной работой в этом направлении стала работа швейцарца Ганса фон Даха «Техника боя» [4, 5]. Впервые данное пособие было опубликовано в 1967 году как наставление по общевойсковому бою для военнообязанного населения Швейцарской Конфедерации в рамках «Службы повышения квалификации войск».

В данном пособии мы не увидим четкого описания процедуры TLP, о которой мы говорили выше.

Здесь при описании действий и приказов даны отдельные пункты, которые напоминают пункты процедуры управления подразделением. Так, в первом томе в разделе «Техника отдачи приказов» отмечено, что отдача приказа состоит из таких пунктов как «Оценка ситуации», «Принятие решения» и «Приказ». При этом «Оценка ситуации» включает в себя такие подпункты: задача, территория, свои средства, враг, время, собственные возможности [4, С. 142].

Все это похоже на процедуру МЕТТ-ТС шаг 3 из TLP (конкретней об этом в следующей статье).

Анализ местности также очень похож на процедуру МЕТТ-ТС в подпункте «Местность». Автор пособия также обращает внимание на учет рельефа местности, скрытые пути подхода, ключевые участки местности, а результаты анализа местности также заносятся в специальную таблицу с описанием выводов: чем это угрожает нам, какие возможности даются противнику и что надо сделать, чтобы обезопасить себя [4, С. 147–148].

Похожее описание шагов мы видим и во втором томе, где автор приводит примеры приказов на оборону и контратаку [4, С. 104–110].

Следует отметить, что процедуры управления войсками теперь описаны не только в руководствах для пехоты и рейнджеров, но и в «Операционном процессе» (ADP 5-0), «Руководстве для командира и штабного офицера» (ATTP 5-0.1) и многих других наставлениях. Использование основ процедуры TLP практически во всех руководящих документах военного ведомства США, подтверждает взаимосвязь и зависимость между методологией армейского проектирования, военным процессом принятия решений и TLP.

Подводя итог, хочется надеяться, что автору удалось хоть в минимальном объеме, возможно, несколько не связно, но донести до читателя причины появления данной процедуры и ее основные этапы развития.

В следующих статьях мы познакомимся более детально с самой процедурой TLP, основными понятиями и рассмотрим ее восемь основных шагов.

Продолжение следует…

Источники:
1. Введение в организацию боевых действий // Типовой базисный учебный план подготовки командного состава в системе специального военного образования. – Аппарат начальника Академии Вооружённых сил Канады. Station Forces г. Кингстон (пров. Онтарио), K7K 7B4 1000-1 (SSO DEO). – 21 сентября 2011 г.
2. Разработка боевых задач // FM 7-93 операции подразделений глубинной разведки. – Штаб-квартира министерства армии. Вашингтон, 1995.
3. Command, Control, and Troop-Leading Procedures. Chapter 5 // FM 3-21.8. The Infantry Rifle Platoon and Squad. – Headquarters Department of the Army Washington, DC, 2007.
4. Ганс фон Дах. Техника боя. Основы. Том 1. Часть 1 / Перевод с нем. Екатерина Котюк. – Львов: Издательство «Астролябия», 2017. – С. 142–153.
5. Ганс фон Дах. Техника боя. Основы. Том 1. Часть 2 / Перевод с нем. Екатерина Котюк. – Львов: Издательство «Астролябия», 2017. – С. 104–110.
6. Тактика спецназа в Афганистане. Подготовка к выходу // Спецназ ГРУ: Очерки истории. В 4-х кн. Кн. 3. Афганистан 1979–1989. – М.: «СПСЛ», 2009. – С. 611–626.
7. Центр боевой подготовки ОВВС НАТО // Зарубежное военное обозрение. 2014, № 6. – С. 59–67.
8. ГЛАВА 2. Боевое командование и порядок командования войсками // FM 3-21.91 (FM 7-91). – Штаб-управление армии. – Вашингтон, округ Колумбия, 2002 г.
9. Полищук Л. И., Климович А. К. и др. Процесс принятия решения на ведение боевых действий в сухопутных войсках вооруженных сил стран НАТО / Л. И. Полищук, А. К. Климович // Вооружение и Военная техника. – 2018. – № 4. – С. 3.
10. Полищук Л. И., Климович О. К., Богуцкий С. М. Алгоритм работы органов управления в сухопутных войсках вооруженных сил стран НАТО при принятии решения на ведение боевых действий / Л. И. Полищук, А. К. Климович, С. М. Богуцкий // Сборник научных трудов. – Одесса: Военная академия. – 2018. – № 2 (10). – С. 161.
11. Садовский М. С. Проблемы внедрения стандартов НАТО в функционирование Вооруженных Сил Украины / М. С. Садовский // Системы управления, навигации и связи. – 2016. – № 1 (37). – С. 38–42.
12. Chapter 2. Operations. Section I. Command and control // FM 7–8. Infantry rifle platoon and squad. – Washington, DC: Headquarters Department of the ARMY. – 22 April 1992.
13. Сунь – Цзы // Китайская военная стратегия / Сост., пер. и коммент. В. В. Малявина. – М.: ООО «Издательство АСТ», 2004. – 432 с.
14. Rex R. Michel. Historical Development of the Estimateof the Situation. – Alexandria, Virginia: U.S. Army Research Institute0 for the Behavioral and Social Sciences. – October 1990.
15. Рунов В. Афганская война. Боевые операции / Валентин Рунов. – М.: Яуза, 2008. – 432 с.
16. Учебник рейнджера армии США. SH 21-76. – Форт Беннинг, Джорджия: Учебная бригада рейнджеров. – Январь, 2000 г.
17. Прусская армия эпохи объединения Германии. – http://militera.lib.ru/science/svechin2b/04.html
18. FM 101-5. Staff officers’ Field Manual. The staff and combat orders. – Washington: War Department. – August, 1940.
19. Staff organization and operations contents. – Washington, DC: Headquarters Department of the Army. – 31 May, 1997.
20. Major Walter E. Kretchik. The Manual Wargaming Process: Does our Current Methodology Give Us The Optimum Solution? – Kansas, Fort Leavenworth: A School of Advanced Military Studies United States Army Command and General Staff College. – December, 1991.
21. Staff officers’ field manual. Part ONE. – Washington: United States government printing office. – September, 1932.
22. FM 6-0. Mission Command: Command and control of Army Forces. – Washington, DC: Headquarters Department of the Army. – August, 2003.
23. Устаревшие военные уставы // Форт Ливенворт, Канзас: Колледж командования и генерального штаба армии США. – https://cgsc.contentdm.oclc.org/digital/collection.
24. FM 101-5. Army Staff Officers Field Manual. Staff Organization аnd Procedure. – Washington, DC: Headquarters Department of the Army. – July, 1960
25. FM 101-5. Staff Officers Field Manual. Staff Organization аnd Procedure. – Washington, DC: Headquarters Department of the Army. – June, 1968.
26. Запрещенные методы и средства ведения военных действий // Об утверждении Инструкции о порядке выполнения норм международного гуманитарного права в Вооруженных Силах. – https://zakon.rada.gov.ua/laws/show/z0704-17#Text.
27. Учебные очерки миротворческих операций с возможными решениями: Учеб. пособие / Ответственный за выпуск Александр Боков. – К.: ПКФ «Любава». – 1998. – 80 с.

TLP – процедура управления и принятия решения командиром по стандартам НАТО TLP – процедура управления и принятия решения командиром по стандартам НАТО TLP – процедура управления и принятия решения командиром по стандартам НАТО TLP – процедура управления и принятия решения командиром по стандартам НАТО

TLP – процедура управления и принятия решения командиром по стандартам НАТО

Written by NSA


Apartment | Auto | Car | Credit | Insurance | Loan | News | Pharma | Real Estate | Rental | Travel | USA |