Finance & Business

Nov 7 2021

«Маунт Уитни» – возвращение в Монтрё

«Маунт Уитни» – возвращение в Монтрё

Возможны варианты

Мы принципиально не назвали американский штабной корабль «Mount Witney» по-английски, хотя на морях принято именно так. Просто потому, что, сделав это, можно зайти слишком далеко. Обратите внимание, что судно, которое многие зовут ласково – «Маунти», весьма несуразно выглядит внешне, в отличие от иных боевых кораблей, что не может быть случайностью.

Вояж «Маунт Уитни» – уже далеко не первый заход в Чёрное море кораблей НАТО, чаще всего, разумеется – американских. Однако этот случился в то время, когда снова стало неспокойно на границах Донецкой и Луганской республик. И через проливы прошёл не ещё один эсминец или корвет, а надводный штаб и флагман 6-го флота США.

Безусловно, это демонстрация. Нет, не силы – реальной угрозой такой корабль не может быть по определению. Это демонстрация возможностей, а также и подтверждение «возвращения» в НАТО Турции, как полноправной хозяйки Босфора, Дарданелл и Мраморного моря.

С тех пор, как Крым вернулся в Россию, нашей стране постоянно дают понять, что это не означает полноценного возвращения в его акваторию российского Черноморского флота. Да и нельзя забывать, что ещё до весны 2014 года Севастополь, как база нашего ВМФ, оппонентами всегда рассматривался в качестве временного явления.

Россия вынуждена также не раздражать формального «обладателя проливов» – Турцию, ради нормальной эксплуатации «Турецкого потока», а также в силу необходимости реализации ряда проектов в Сирии. Причём не только сырьевых, но и связанных с восстановлением экономики и инфраструктуры страны.

Нельзя не учитывать, что охладить неприкрыто агрессивный настрой Турции и её лидера по поводу сирийской провинции Идлиб, кажется, способна только взвешенная позиция России. В силу существующего режима проливов, известного как конвенция Монтрё, связь России с «зонами геополитического интереса», такими, как Сирия или Судан, остаётся под постоянной угрозой.

Можно лишь надеяться, что в нынешнем своём положении в США, а значит – и в НАТО, уже не решатся на повторение своих многочисленных ошибок в районах, которые так или иначе связаны с Дарданеллами и Босфором.

А вообще-то, почему бы штабу Средиземноморского флота не оказаться где-нибудь в Тихом океане, а не прямо напротив главной базы российского Черноморского флота?

80 лет назад великий Чарли Чаплин не просто так высмеивал «Великого диктатора», который командовал по глобусу.

Задолго до Монтрё

Полтора столетия назад Александр II и князь Горчаков не решились на взятие Константинополя, опасаясь ещё одной Крымской кампании. Россия предпочла иметь против себя ослабленную Турцию, которая потом теряла одну позицию за другой, нежели взять Царьград вместе с проливами, где придётся отбиваться от половины Европы.

Напомним, что тогда ещё с тыла нависала Австро-Венгрия, а у той за спиной была уже отнюдь не дружественная Германия Бисмарка. Тем не менее и слабая Турция успела пару раз показать зубы.

Сначала во время Русско-японской войны Турция – тогда ещё Османская империя, потрёпанная, но Блистательная Порта, закрыла проливы, не позволив Черноморскому флоту пойти на помощь Тихоокеанской эскадре. А уже обновлённая Турция в мировой войне отстояла Дарданеллы и Босфор, отразив союзный десант, затеянный первым лордом британского адмиралтейства Уинстоном Черчиллем.

Впрочем, потом Турции пришлось терпеть англо-французскую оккупацию Константинополя и даже ждать раздела, который бы и случился, если бы не поддержка Красной России. Сейчас СССР принято за это критиковать, но не исключено, что именно 1922 год предопределил то, что Турция не вступила во Вторую мировую войну на стороне Гитлера.

В наши дни для давления на Россию используются уже и положения той самой конвенции Монтрё от 1936 года. На подписание её Советский Союз пошёл именно с тем расчётом, чтобы, оставив в руках Турции «ключи от Босфора», держать под контролем их использование.
Нельзя к тому же не учитывать, что у СССР в то время не было такой острой потребности в проливах, как у царской, а потом и современной России. Пшеницу мы всё же экспортировали, но для этого хватало железных дорог, а вот о вывозе через Босфор и Дарданеллы нефти и газа по большому счёту не было и речи.

Монополия на проливы

В Турции о конвенции Монтрё не знают разве что младенцы. И козыряют её положениями в Стамбуле с завидной регулярностью. И нарушают её тоже регулярно. Формально же пропуск в этот бассейн военных судов нечерноморских стран альянса обставляется на грани фола, а нередко – и за гранью.

В Монтрё всё достаточно неожиданно сложилось в пользу Турции, которая по праву владения проливами, по сути, стала монополистом в регулировании того, кто и как будет пользоваться акваторией Черного моря. Нет, сами причерноморские страны конвенция ни в чём не ограничивала, но право разрешать или запрещать вход-выход всем остальным досталось лишь Стамбулу.

Приведём здесь не столь давний официальный комментарий МИД одной из причерноморских стран к положениям конвенции:

– Конвенция подтвердила принцип права свободного прохода и плавания в проливах и объявила свободный проход через проливы торговых судов всех стран, определив порядок прохода военных кораблей через проливы.
– Он регламентируется статьями 8–22 Конвенции.
– Конвенция предусматривает резкое разграничение для прохода через проливы кораблей прибрежных и не прибрежных к Чёрному морю держав.
– Проход военных кораблей прибрежных держав объявлен в мирное время свободным при условии выполнения ряда требований.
– Только черноморским державам разрешается проводить корабли любого тоннажа, приравненные к классу линейных кораблей (корабли водоизмещением свыше 10 000 т или корабли водоизмещением до 8 000 т, которые имеют орудия калибра выше 203 мм).
– Эти корабли должны проходить через проливы в одиночку в сопровождении не более двух миноносцев. Только черноморские державы могут проводить через проливы подводные лодки.
– Нечерноморским державам разрешается проводить через проливы только лёгкие надводные корабли. Они не имеют права проводить корабли, приравненные к классу линейных кораблей, подводные лодки и вообще любые корабли водоизмещением свыше 10 000 т, или имеющие артиллерию калибром свыше восьми дюймов.
– Общий тоннаж военных кораблей, которые могут послать в Чёрное море в мирное время не прибрежные государства, установлен в 30 000 т, а кораблей одной из держав – в две трети этого тоннажа.
– Военные корабли не черноморских держав независимо от цели прихода могут находиться в Чёрном море не более 21 дня.

Что в наследство?

Как известно, СССР подписывал конвенцию о проливах в швейцарском Монтрё вместе с четырьмя причерноморскими странами – Турцией, Румынией, Грецией и Болгарией, а также Англией, Францией, Японией и Югославией. Фактически Москва получила полные гарантии лояльности Турции, которые сохранились и после войны – когда резко испортились отношения с союзниками.

Тем не менее вплоть до 1953 года Москва вместе с союзниками – Софией и Бухарестом, не раз пыталась избавиться от турецкой монополии. Однако помешали многие причины, в том числе и внутриполитические проблемы, такие как опасения террора со стороны исламистского подполья.

Когда же во главе КПСС и СССР оказался Н. С. Хрущёв, о необходимости изменить те положения конвенции, которые разрешали проход в Чёрное море военных, разведывательных судов и подводных лодок нечерноморских стран, похоже, было решено забыть.

Как забыть и об идее лидера кадетской партии Павла Милюкова, ненадолго оказавшегося в кресле министра иностранных дел в первом Временном правительстве. Он принципиально отстаивал необходимость сделать Чёрное море «внутренним» для причерноморских стран. С правом входа-выхода, согласованным со всеми ними.

Даже в наше время старенькая конвенция всё ещё фактически предотвращает постоянное присутствие сил НАТО в Чёрном море. Хотя временное – максимум на три недели, запретить, увы, невозможно. Она же запрещает проход в наше море авианосцев, и пусть косвенно, но всё же тормозит вступление в НАТО таких стран, как Украина и Грузия.

Пока же мы имеем продолжение попыток перевода Чёрного моря в такой же статус, как у Средиземного – международный. А ведь конвенцию Монтрё никто не вспоминал и не трогал ни в 1956 году, при обострении в районе Суэцкого канала, ни в дни Карибского кризиса, хотя советские ракеты, направляясь на Кубу, точно прошли через проливы.

«Маунт Уитни» – возвращение в Монтрё «Маунт Уитни» – возвращение в Монтрё «Маунт Уитни» – возвращение в Монтрё «Маунт Уитни» – возвращение в Монтрё

«Маунт Уитни» – возвращение в Монтрё

Written by NSA


Apartment | Auto | Car | Credit | Insurance | Loan | News | Pharma | Real Estate | Rental | Travel | USA |